«Люди выходили по гуманитарным коридорам буквально ползком, под обстрелами, не у всех получилось вытащить с собой животных» —

«Люди выходили по гуманитарным коридорам буквально ползком, под обстрелами, не у всех получилось вытащить с собой животных» - Дрессировка

«большое счастье, когда находятся хозяева»

Волонтеры и представители приютов очень радуются, когда находятся хозяева животных. Ирина рассказывает, что забрала в Мариуполе спаниеля. Уже нашла ему хозяев. И вдруг получила сообщение от женщины: «Это моя Герда!» Женщина увидела фотографию своей собаки в соцсетях Ирины.

Хозяйка рассказала, что, когда в городе были представители «Азова», они выгнали всех из дома, а собака осталась дома запертая. «Мы ушли, чтобы не спорить с военными. А когда вернулись – все двери были открыты и спаниеля уже не было. Начались обстрелы, все эвакуировались.

https://www.youtube.com/watch?v=ySLx5X7vmKM

Удивительная история произошла и с собакой, попавшей в «Пиф». В приют обратились сотрудники МЧС. Они вывезли из Мариуполя 12-летнего Артема и его пятилетнюю сестру. Дети сжимали в объятиях собаку. Где их мама, они не знали: в момент взрыва мама отошла, и больше ее никто не видел.

«Дети в больнице, с воспалением, кашлем, насморком. Сотрудники МЧС просили забрать собаку, ее ведь там некуда деть, – рассказывает Юлия. – Дети плачут, о маме ничего не известно. Фактически их уже сочли сиротами. Мы забрали собаку Топу. А на следующий день поехали успокаивать детей.

Топа пока еще в «Пифе», но семья обязательно заберет ее. Женщина плакала: «Я не верила, что собаку спасут! Когда мне сказали, что дети спасены, а собаки с ними нет, я была в шоке. Топа для меня – мой третий ребенок. Топа и дети – это все, что у меня осталось. Я счастлива, что все живы».

Люди из Мариуполя и других украинских населенных пунктов сейчас разбросаны по всему миру и концы найти очень тяжело, говорят в приютах. Да и люди выезжают обычно, бросив все, и часто бывает, что в этом бегстве уже не до животных, но при этом любое животное проходит в приюте карантин, их обрабатывают от паразитов, делают прививки, проверяют здоровье. Это дает время хозяевам разыскать своих любимцев.

«Те, кто ищет своих питомцев, обзванивают приюты. К нам поступает много звонков, но не все поиски, конечно, оканчиваются успешно, – поясняет Юлия. – Иногда приходится отвечать: увы, вашей собаки у нас нет. Я понимаю, как тяжело это слышать.

Многие люди просят помощи в вывозе оставшихся в разрушенных домах животных. Пытаемся объяснять, что невозможно в Мариуполе искать собак и кошек точечно по адресам. Дороги заминированы, очень опасно. Людей, которые туда ездят, – единицы.

Да и нет гарантии, что если собака обнаруживается у нас, то мы можем отправить ее туда, где ее хозяева. Логистика очень нарушена. В Москву и Питер – еще возможно, все остальное сложно. Но, безусловно, если будет возможность вернуть собаку владельцам, я это обязательно сделаю. Я понимаю, насколько это важно для людей».

«собаки сидели у тела своего хозяина и не хотели уходить»

Худой грустный пес подошел к Ирине, положил голову на колени, смотрит. «Ну что, друг, поехали со мной. Я тебе помогу». Овчарку сажают в машину. Так начинается день Ирины Волик, руководителя донецкого приюта «Четыре лапки». Как и многие другие зооволонтеры, Ирина ездит по улицам разбитых городов и сел, собирает оставшихся здесь собак и кошек. Собаки – как дети, говорит Ирина. Они пугаются, но доверяют снова и снова.

Про собак:  Введение в Business Agility. Часть 2 | Проектные сервисы

«Проехать в Мариуполь, чтобы вывезти оттуда животных, очень сложно, – рассказывает Юлия Небаба, администратор донецкого приюта „Пиф“. – Мы на связи со многими волонтерами, которые туда едут с гуманитарной помощью для людей, просим их, чтобы привозили и животных, если вдруг увидят, – будем принимать. Вот буквально сейчас к нам привезли троих: немецкую овчарку, курцхаара и дворняжку из Волновахи».

Найти животных среди разрушенных домов тяжело. Они прячутся или просто не могут вылезти из-под завалов. «Но они до такой степени голодные и в стрессе, что, если они слышат голос, сами начинают выходить. Я говорю „кис-кис-кис“ и слушаю. Слышу „мяу“ – и иду туда. Слышу лай – иду на него», – рассказывает Ирина.

Оказалось, что животные получают контузии от взрывов, могут глохнуть и не слышать человеческого зова.

«Я нашла старую собачку. Видимо, она была контуженная. Я не смогла поймать ее. А когда звала, она не отзывалась, явно меня не слышала. Пока я оставила там корм и воду, я наливаю воду в разрезанные баклажки из-под воды, но на сердце тяжело из-за того, что собака осталась там. Я вернусь к ней».

Так бывает часто – не всегда собака сразу дается в руки, бывшие домашние любимцы от пережитого ужаса могут превратиться в полудиких животных, которые боятся всего, но волонтеры раз за разом возвращаются в эти места, и постепенно собаки и кошки успокаиваются и даются в руки, тогда их можно забрать.

Иногда, бегая за собаками по улицам, волонтеры видят на ошейниках бирки – есть имя, возраст животного. Но даже на свое имя собака не всегда откликается, боится. Приходится сначала насыпать еды, в следующий раз она уже может дать себя погладить. Ну а потом, может быть, и не убежит.

«Животные в сильнейшем стрессе. Они не нападают, но очень боятся. Например, сегодня истощенный песик бегал по улицам, все вокруг разбито, он прячется в каких-то щелях. Я к нему, а он от меня. Как только он заскочил к себе во двор, начал на меня лаять. Злобы нет, просто рефлекс.

Или, например, девочка сенбернара, уже подслеповатая, из разбитого дома. Не пошла в руки, убежала к себе во двор и начала гавкать. Не сразу удается забрать таких животных», – говорит Ирина.

Некоторые животные не хотят оставлять не только свои дома, верно охраняя их, даже пустые и разбитые, но и не уходят от своих хозяев – даже уже погибших…

«В прошлую поездку я обнаружила двух маленьких собачек. Они не отходили от убитого человека. На следующий день я снова поехала туда – они сидели там же, у тела. В этот раз уже удалось их забрать», – рассказывает Ирина.

Андрей Лысенко, доброволец, уже много лет помогающий людям в ДНР и доставляющий помощь, тоже периодически находит в разрушенных домах животных, и, если удается, забирает их с собой, отвозит в приюты для животных. Он рассказывает, что, действительно, не всегда удается взять животное на руки. Порой они настолько обезумевшие от взрывов, грохота, что словно ничего не соображают.

Про собак:  Разведение собак как бизнес: почему это невыгодно?

«Бегал недавно по многоэтажному дому за хаски. Никак не мог ее поймать. С девятого этажа она спустилась на третий. Потом чуть не выпрыгнула через разрушенный балкон. Не стал ее преследовать, да и без специалистов-собачников я бы ее не поймал, а приманить не на что было, всю еду уже развез людям.

Там огромное количество собак, котов. А много корма туда не довезешь, мы же еще и людям помощь везем».

Мариуполь сейчас 🇺🇦

❗️«Волына» стал свидетелем ужасного теракта россии в Еленовке, где погибли его побратимы

«Для чего?», — спросил о мотивах убийства украинских военных в Еленовке российский пропагандист. «Мне тоже непонятный этот вопрос»» — уклончиво ответил пленный защитник «Азовстали» Сергей Волынский, который стал очевидцем российского теракта.

Но в своем ответе на другие манипулятивные уточнения «Волына» четко дал понять, что россияне убили его товарищей, чтобы повлиять на психику людей, которые находятся в плену и которые могут попасть в плен.

«Конечно, будет страх у участников событий, их родных и близких. Очень страшная трагедия произошла. Из нашего барака был виден желтый свет, разрыв, мы слышали крики. Все в шоке. Объяснения никто не находит. Все в трауре, в бараке тишина. Кто виноват, я не могу сказать», — заявил «Волына» российскому пропагандисту.

Мира, бусинка и дина

alt
Сейчас Бусинка чувствует себя хорошо

А некоторые, наоборот, сами кидаются к людям, как к спасителям. Так поступила собака в Мариуполе – заскочила в машину к волонтеру и отказалась выходить. Волонтеры уже дали ей кличку, и не простую. Собаку назвали Мира. Мира переночевала у родителей волонтера, а потом приехала в «Пиф». Наверное, у собаки с таким добрым именем быстро найдутся новые хозяева.

Иногда люди выходят к волонтерам и просят помочь животным. «Один раз подошел мужчина, рассказал, что в подвале разбитой девятиэтажки остались кошки. Некоторых я смогла забрать, некоторые не вышли, остались там – положила им корм. Буду периодически приезжать туда, кормить, возможно, выйдут ко мне, – говорит Ирина.

Некоторым хвостатым везет, они дожидаются своих хозяев, которые остались живы. Недавно волонтеры обнаружили в закрытом доме овчарку. Попросили военных как-то решить вопрос, может быть, вытащить собаку оттуда. Но позже все решилось само собой – вернулась хозяйка дома.

«Она была вся в грязи, в угле, руки черные. Говорит: „Вернулась за собакой, не могу без нее уйти“. И это было самое лучшее за ту поездку по Мариуполю», – рассказывает Ирина.

Недавно Андрею Лысенко позвонила женщина, рассказала, что она убегала под обстрелами, а у нее в квартире осталось около 50 котов и маленьких собак. Просила поехать по адресу, разрешила вскрыть квартиру, чтобы спасти животных.

«Я приехал, клетки были уже пустые: люди рассказали, что военные и другие люди, соседи, забрали собак и кошек, одну даже со сломанной лапой – им всем помогли. Потом пришлось поехать еще на один адрес – там животным успели оставить корм, воду, но маме с ребенком пришлось убегать.

Когда я приехал, увидел, что квартира уже вся разграблена. И сидит там собачка, она настолько нежная, домашняя, никуда не хотела уходить из своей квартиры. Я отправил женщине фотографию – и она подтвердила: да, это ее Бусинка. Я забрал собачку, отвез ее в „Пиф“».

Про собак:  ZOOпортал.pro :: (КС Астарта) Закрытое зоотехническое мероприятие собак всех пород ранга САС ЧРКФ "ГРАН-ПРИ - 2021" г. Пенза

К слову, Бусинка, породы ши-тцу, выглядела лохматой собакой коричневого цвета. Но в приюте ее отмыли, постригли – шерсть уже свалялась в колтуны – и она оказалась белой собачкой с черным пятном на морде: просто под грязью и пылью это было непонятно. Сейчас она живет у Юлии Небабы дома, приходит в себя.

«Я связалась с ее хозяйкой, – рассказала Юлия. – Семья сейчас в России, спасают ребенка – мальчик в ужасе, в сильнейшем стрессе от пережитого. Дома у них фактически уже нет. Разговор был очень тяжелый. Женщина плачет о собаке, но помочь ей не может. Думаю, собака останется пока у нас.

Сейчас Бусинка уже чувствует себя хорошо, она успокоилась, но теперь она боится улиц, боится громких звуков, взрывов. И таких историй масса. Мы разбираемся с последствиями. Мы ничего не можем, кажется, изменить, но мы меняем очень многое».

Овчарке Дине тоже повезло. Волонтеры вывезли ее из Мариуполя. У собаки был перелом задней лапы, очень тяжелый, уже старый. В лапе застряло большое количество осколков. Все вокруг воспалилось, гнило.

«Лапу мы не спасли. Но главное, что Дина жива, с ней все хорошо, насколько можно это сказать. С воспалением еще будем бороться пару недель», – рассказывает Юлия.

Осуждения нет: люди уходили под обстрелами

alt
Дакота. В приюте «Пиф» содержат от 700 до 800 собак

Зооволонтеры понимают, что люди, потерявшие или оставившие своих питомцев, не виноваты, люди сами – жертвы обстоятельств.

«Они выходили по гуманитарным коридорам буквально ползком, под обстрелами, не у всех получилось вытащить с собой животных. Когда я приезжаю к беженцам в наши пункты размещения в Донецке, я вижу многих с животными и понимаю, что это лишь те случаи, когда схватили с собой, кого смогли, но еще много собак и кошек остаются в Мариуполе и других местах, – говорит Юлия.

Недавно Ирина Волик разговорилась со старшим сотрудником пункта выдачи гуманитарной помощи в Донецке – как раз привезла туда лекарства и корма для животных.

«Какое счастье для нас – видеть, что люди, даже раненые, вытащили с собой своих четвероногих любимцев», – поделился эмоциями мужчина.

«Сначала я сомневалась в своих ощущениях, – говорит Ирина. – Я обычно негативно отношусь к людям, которые бросают животных, а потом обращаются к волонтерам – „помогите найти“. Но сейчас другая ситуация. Я понимаю каждого такого человека.

Наша работа тоже непростая, мы пытаемся объяснять: пойти в чей-то дом за собакой – это проникновение на частную территорию, это ведь могут расценить и как взлом или мародерство. А мы обычные люди.

Вот если я подбираю собаку или кошку на улице – они считаются бездомными, а по квартирам я стараюсь не ходить. Но все равно не пройдешь же мимо. В прошлый раз, когда я услышала в разбитом доме плач кота, я пошла туда – забрала его. Я сама в свое время уже пережила обстрелы своего приюта.

С 2022 года мы переживаем сложности. Сейчас жители Мариуполя проходят то, что проходила я – обстрелы, разруху, голод. И мне их очень жалко. И людей, и животных».

Полна коробочка

alt
Дину вывезли из Мариуполя
Оцените статью
Собака и Я
Добавить комментарий