Люсинда Бассет — Только без паники читать онлайн

Люсинда Бассет - Только без паники читать онлайн Породы

Люсинда бассет — только без паники

Введение

Каждый человек стремится быть уверенным в себе. Мы надеемся, что способны на многое, что сильны, могущественны и одарены творчески. Мы хотим самостоятельно распоряжаться собственной жизнью и воплотить в реальность свои мечты. Истина состоит в том, что мы именно таковы и можем осуществить свои мечты. Наше величие — наше прирожденное право.

Так же как величие является неотъемлемой частью нашего «Я», человеку неизбежно присущи страх и беспокойство. Когда нам удается себя контролировать, мы способны сохранять баланс наших возможностей и тревоги, и жизнь идет более-менее гладко. Если же мы позволяем беспокойству и страху завладеть нами, то под сомнение ставится каждый наш шаг. Простое ожидание неприятных эмоций способно превратить потенциально приятную ситуацию в полный кошмар и мучение. В состоянии беспокойства мы теряем присущую нам физическую и эмоциональную энергию, бытие окрашивается в мрачные гона тревожности и дискомфорта и наша жизнь становится испытанием на выносливость, а не праздником.

Большую часть своей жизни я испытывала воздействие серьезного расстройства, вызванного постоянной тревогой. Может показаться странным, но теперь я воспринимаю свое беспокойство как некий дар. Да, именно как дар. После многих лет беспокойства и страхов, усугубленных набором изматывающих физических недугов, я была вынуждена что-то предпринять. Когда осознание того, что я полностью не принадлежу самой себе, стало очевидным настолько, что жизнь казалась просто невыносимой, мне пришлось искать ответ на поставленные вопросы.

В поисках помощи, надежды и лучшей жизни я отыскала нечто удивительное. Нечто такое, о чем даже и не догадывалась, не подозревала, насколько в нем нуждаюсь.

Я обрела уверенность и обнаружила, что сама являюсь ее источником. Не где-либо вовне, а, напротив, в самой себе я открыла мощный, неиссякаемый источник исцеления. Прекрасное чувство внутренней уверенности провело меня через многие нелегкие испытания и помогло осознать, что я сама себе и поддержка и опора. Какие бы невзгоды ни приготовила мне жизнь, я сумею позаботиться о себе сама. В результате борьбы с тревогой и агорафобией — которую я определяю как боязнь навязчивых мыслей и переживаний , выраженную в стремлении к одиночеству, — мне захотелось поделиться своими открытиями и помочь тем, кто страдает так же, как я когда-то.

В 1983 году вместе с Филом Фишером, моим дорогим другом и талантливым доктором, я основала фирму под названием «Мидвест-Центр по проблемам стресса и тревоги». В последующие двенадцать лет нам необычайно повезло: мы встретились с такими преданными делу людьми, как Каролин Дикман, наш директор по образованию, и Барб Банки, управляющий центром. Вместе мы помогли десяткам тысяч людей обрести уверенность. У некоторых из них приступы тревоги и панического страха зашли настолько далеко, что у них возникали затруднения с дыханием, нарушалось чувство равновесия, появлялись желудочные схватки, рассудок оказывался в полном замешательстве. Некоторые из наших клиентов большую часть своей жизни провели, избегая контактов с людьми и вещами. Других нередко посещали навязчивые мысли и идеи. Остальные же были совершенно измотаны своим неконтролируемым поведением.

К тому времени, когда мы с ними встретилась, многие из обратившихся к нам людей потратили целые состояния в поисках помощи, но так ничего и не нашли. Одни принимали лекарства, которые или не помогали вовсе, или оказывали положительное воздействие в течение очень короткого промежутка времени; другие просто не переносили медикаментозного лечения или просто боялись его. У многих из них не было симптомов глубокой тревожности, но люди ощущали себя излишне нервными, напряженными или просто «не в своей тарелке». Они чрезмерно переживали и беспокоились. Тревога, целиком подчинившая себе их жизнь, не позволяла людям быть по-настоящему счастливыми.

Вы можете спросить, действительно ли вам необходима моя книга? Поможет ли она вам работать над собой? Ответ прост: тревога не знает исключений, от нее может пострадать каждый . Она лишает нас счастья, наполняя наше сознание ожиданием страха и беспокойства. Тревожность заставляет нас ощущать неуверенность, ставит под вопрос наши способности, делает нас физически беспомощными. И если тревога хоть в какой-то степени вмешивается в вашу жизнь, моя книга может вам помочь.

Независимо от того, страдаем ли мы от тяжелых приступов тревоги или же у нас всего лишь проявляются ощущения напряженности и дискомфорта, нам хочется чувствовать себя лучше. Все мы стремимся разорвать порочный круг тревоги, страха и беспокойства. Мы хотим чувствовать себя раскованными, уверенными в себе, умеющими владеть собой. Мы желаем наслаждаться каждым своим днем, радоваться жизни, рисковать. Возможно ли это? Да, конечно.

Я страдала от тревоги и фобий всю свою жизнь. В детстве у меня были навязчивые мысли и страшные сновидения. Алкоголизм отца привносил в мою жизнь хаос и чувство неуверенности. В подростковом возрасте я страдала от пищевых расстройств и болезненных ощущений в животе. Мне приходилось избегать ситуаций, в которых я не могла вести себя так, как мне нравилось, в которых нельзя было себя контролировать. К девятнадцати годам панические приступы стали навещать меня регулярно. Учеба в колледже стала сущим наказанием: мне трудно было находиться в классе. Я испытывала тревогу и панический страх, а потому придумывала всевозможные отговорки и оправдания моей недостаточной активности и неспособности путешествовать вместе с друзьями. Поездки на заднем сиденье машины и полеты на самолете создавали для меня непреодолимые трудности. Мой мир становился все уже и уже.

Когда мне было чуть больше двадцати, я работала старшим менеджером по рекламе на одной из ведущих радиостанций в Толедо, штат Огайо. Несмотря на мою тревожность, я неплохо справлялась со своими обязанностями. Но кто бы знал, чего мне это стоило! Никто не догадывался, отчего я не ездила к клиентам вместе с другими менеджерами по продажам или почему я не могла находиться в течение нескольких часов на заседаниях, когда двери в помещении плотно закрывались. Никому не было известно, что каждый мой день начинался с ожидания ужасных событий. Мне удавалось оставаться на своем месте только потому, что как бы плохо я себя ни чувствовала, работа давала мне известную свободу и позволяла вести себя так, как мне нравилось. У меня не было какой-либо физической зависимости или ограничений. Я знала, что, пока справляюсь со своими обязанностями, все будет в порядке.

Однако чем дальше, тем больше росло мое беспокойство. Я стала посещать докторов и психиатров, хотя никто из них не мог мне помочь. Наконец однажды утром, после длинной, изнурительной ночи, полной тревоги и панического страха, я нашла ответ на свои вопросы. В ток-шоу я увидела женщину, которая описывала симптомы моей тревоги. Она говорила о чем-то под названием агорафобия. Так вот как называется мое состояние! Я слушала и понимала — она говорит обо мне! Я не одна!

Про собак:  Все об уходе за алабаем (среднеазиатской овчаркой)

В библиотеке я перечитала все, что смогла найти о тревоге, агорафобии и панических приступах. Шесть последующих месяцев были посвящены самообразованию и поиску ответов на мои вопросы. Стало очевидным, что большую часть своей тревоги я порождала сама. В большинстве случаев появление у меня физических недугов было вызвано определенной реакцией моего сознания. Теперь, когда я стала мыслить и реагировать на события иначе, научилась брать под контроль свои страхи, мне стало значительно лучше. Я смогла делать то, чего раньше избегала: путешествовать на самолете, совершать дальние поездки на машине и проявлять большую активность.

Случилось так, что в это же время я услышала о докторе Филипе Фишере, имевшем репутацию прекрасного специалиста. Мы договорились о встрече и сразу же поняли друг друга. В ходе нашего разговора я упомянула, что страдаю от приступов тревоги и панического страха. Доктор Фишер заинтересовался моим откровенным рассказом и попросил меня помочь ему проводить групповые занятия для людей, испытывающих подобные проблемы. Я, конечно же, согласилась.

Именно так все и начиналось тринадцать лет тому назад. Вскоре распространилась молва, что у нас кое-что получается, что мы действительно помогаем людям. Тот, кто страдал в течение многих лет, у нас чувствовал себя значительно лучше. Многие наши пациенты прекратили принимать лекарства, подавляющие чувство тревоги. Люди приезжали из других штатов, проводя в машине более десяти часов, чтобы принять участие в наших групповых занятиях. Мне доводилось проводить ночи напролет, объясняя людям, что такое панический страх. Какое радостное ощущение — быть способным помочь кому-то! Помочь справиться с самим собой в тяжелый момент, пережить ночные страхи. Дать кому-то надежду.

§

Молва о том, что кто-то действительно умеет помогать людям, разлетается мгновенно. Скоро нам стали звонить со всех концов страны. Люди нуждались в помощи. Именно тогда я записала на аудиокассеты программу самопомощи «Атака на тревогу». Полагаясь на помощь и поддержку доктора Фила Фишера и моего мужа Дэвида, я села за компьютер и стала записывать свои идеи. Много времени пришлось проводить в библиотеке, хотя большая часть из того, чему я научилась, пришла ко мне из опыта моей многолетней практики, которую я вела вместе с доктором Фишером.

После целого года работы, исследований и записей программа на аудиокассетах была завершена и готова к распространению.

Когда вы выполняете возложенную на вас миссию и всецело преданы ей, провидение, я уверена, ведет вас своими неизъяснимыми путями. Случается многое, чего вы не ожидали и о чем даже не мечтали. Кассета с моей программой «Атака на тревогу» разошлась очень быстро. Сейчас она используется во многих клиниках, госпиталях и школах по всей стране. Тысячам людей стало лучше, а многие смогли полностью отказаться от приема лекарств. Терапевты из разных стран света применяют мои разработки в качестве основы для своих программ лечения расстройств, вызванных тревожностью.

В настоящее время я являюсь членом таких профессиональных организаций, как «Американская ассоциация по проблемам тревожных расстройств» и «Национальная ассоциация ораторов». Мои методики стали широко известны, и меня не раз приглашали на различные конференции. По предложению одного бизнесмена из Толедо, который прошел мой курс, я разработала для одной из промышленных компаний программу управления стрессовыми состояниями, основывающуюся на приемах из «Атаки на тревогу*. Эта программа положила начало моему сотрудничеству с такими известными компаниями, как АТТ, Мак-Дональде, Крайслер, Форд моторе, Мерк фармацевтикалз, Медицинский колледж штата Огайо и Медицинский центр Сент-Винсент. С гордостью могу сказать, что специалисты вышеперечисленных корпораций считают данную программу одной из лучших.

Можно ли в самом деле трансформировать панический страх в свою силу? Однозначно ДА! Я именно так и сделала. Мне удалось не только подчинить собственный страх, но и получить огромное удовлетворение от процесса работы. Я много раз выступала с рассказами о тревоге в национальных ток-шоу Опры Уинфри, Реджиса и Кэти Ли, Маури Пович и многих других. Одним из наиболее запоминающихся событий было мое выступление в номере «Великие Возвращения» журнала «Успех» (Success magazine)

Если вы слишком часто испытываете тревогу, страх, подавленность или стресс, знайте, что со мной было то же самое. Теперь же я совершенно свободна. Сказав «нет» своему беспокойству, всем тем проблемам и страхам, которые несла с собой моя тревожность, я смогла использовать свои энергию и время на позитивные действия и сделать многое, о чем раньше и мечтать не смела. Сегодня моя задача состоит в том, чтобы помочь вам сделать то же самое.

Моя книга рассказывает о том, как победить тревогу, страх и панику и обратить их в силу, успех и умиротворенность. Овладев описанными в книге приемами, вы обретете совершенно новые чувства: самоуважение, ощущение доверия, силу и подлинную уверенность в себе, которые навсегда останутся с вами. На пути преобразования страха в силу вы сможете заглянуть в себя, понять мотивы своего поведения и, руководствуясь ими, жить так, как всегда мечтали. Если смогла я, сможете и вы.

Люсинда Бассет Май 1995

Вы, мой читатель, личность неординарная, а то, что жизнь ваша полна тревог, и свидетельствует о богатом внутреннем потенциале. Почему? Да потому, что вы — творческая личность с невероятно богатым воображением. А кроме того, у вас аналитический склад ума и уровень интеллекта гораздо выше среднего… Эти замечательные качества могут стать хорошим трамплином на пути к впечатляющим успехам и воплощению поистине великих замыслов. Но вот повышенный уровень тревожности… Как быть с ним, ведь люди с таким складом характера склонны использовать свои достоинства самым неподходящим образом, иногда во вред себе? Они могут быть сверхинтеллектуальными и супераналитичными, но свое творческое воображение используют в основном для того, чтобы мысленно непрерывно прокручивать самые худшие сценарии из своей жизни. Если самые замечательные человеческие качества используются таким негативным образом, то они неизбежно приводят к болезни.

Предположим на минуту, что вам удалось развернуть поток энергии, порождаемый вашей тревогой, заставить его работать НА вас, а не ПРОТИВ вас. Представьте себе, насколько изменится ваша жизнь!

Если бы только такое было возможно! На каких высотах вы могли бы сейчас быть, если бы не оковы тревоги и страха? Сколько всего могли бы сделать, если бы не испытывали боязни поражений или, напротив, успеха, не стыдились слишком сильных чувств? Что если бы вы не побоялись принять вызов судьбы, а воспользовались счастливым случаем? Вся жизнь сложилась бы иначе! Вы бы жили в Эдеме, творили только добро, окружающие любили бы вас всей душой. Вы испытали бы истинное наслаждение жизнью. Еще не поздно!

Вы стоите на пороге перемен.

Призыв к свободе

Прочитав мою книгу, вы подойдете к той грани, перешагнув которую вы избавитесь от болезненной тревоги. Вы раз и навсегда обретете свободу и ответственность за свою жизнь. Конечно, звучит это не только заманчиво, но и пугающе. Однако вы обязаны доверять себе и осознавать, что у вас есть все необходимое для того, чтобы встать на дорогу, ведущую к освобождению, для того, чтобы изменить свою жизнь. Для этого необходима только хорошая основа — знание.

Про собак:  Собаки и щенки породы Бассет - купить в Москве из питомников и частные объявления о продаже щенков на КупиПродай

Естественно, что вы захотите получить советы о том, как изменить всю вашу жизнь, у того, кто однажды уже победил в себе приступы изнуряющего страха. Доводы практика будут убедительнее и мотивированнее аргументов теоретиков, отягощенных почетными научными регалиями. Ученые работают с мышами, а я сама прошла через лабиринт всевозможных страхов и смогла найти выход в настоящую жизнь.

Много лет я искала (и находила) оправдания тому, что жизнь идет совсем не так, как мне бы того хотелось. Мое состояние тревожности было далеко не самым приятным ощущением, но оно же стало для меня надежным щитом. Постоянные страхи и их физические симптомы — застенчивость, сильное сердцебиение, головокружение — давали мне «право» не делать того, что действительно пугало меня. Однажды я так и не воспользовалась выпавшей мне возможностью прекратить неприятные для меня отношения с мужчиной — я боялась одиночества. В течение многих лет я чувствовала себя не такой, как другие. Меня всегда ужасала мысль о потере контроля над собой, беспокоило то, что я — обуза для близких.

Я всегда считала себя независимой. Энергичная в детстве, изобретательная и жизнерадостная в юности, я любила веселиться и совершать экстравагантные поступки. Хотя, как я помню, уже в семь лет у меня были навязчивые мысли, а к девяти годам появились желудочные расстройства — один только вид пищи вызывал болезненные ощущения. Мне казалось, что я умираю от какой-то ужасной неизвестной болезни. Несмотря на существенную потерю веса, я выглядела вполне жизнерадостной, но на самом деле чувствовала себя глубоко несчастной.

Со временем проблемы, связанные с приемом пищи, исчезли, но моя повышенная тревожность теперь выражалась по-другому, через невыносимый кишечный синдром. Подобные расстройства — обычное дело для людей с высоким уровнем тревожности. К четырнадцати годам все в моей жизни так или иначе вращалось вокруг страха диареи (или, попросту, поноса). Это означало, что я продолжала искать и находить оправдания своим треволнениям. Круг моих интересов стал чрезвычайно ограничен. Разве можно было назвать этот период жизни юностью?

То, что случилось со мной, происходит и со многими другими людьми — один страх порождает другой. К шестнадцати годам, когда в центре моего внимания были учеба в школе и отношения с мальчиками, постоянное состояние беспокойства не покидало меня. Помню, что, когда я смотрела новости по телевизору или слушала истории о том, как кто-то выпрыгнул из окна или кого-то убили, искалечили, я всегда думала: «А что если бы это было со мной?» Конечно же, я никому не рассказывала об этом. Мне совершенно не хотелось, чтобы меня считали девушкой со странностями, хотя в душе я считала, что эти фантазии ненормальны. К восемнадцати годам приступы панического страха стали для меня обычным делом. Обычные для окружающих вещи были невероятно сложны для меня. Я стала искать различные оправдания своей тревожности.

§

Одним из наиболее тяжких испытаний стало для меня ощущение напряженности в отношениях с мужчинами. Иногда я понимала, что должна уйти, но в одиночестве чувствовала себя настолько неуверенно, что не решалась разорвать опостылевшие отношения. В конечном итоге получилось так, что мне и не пришлось этого делать; мой друг сам ушел от меня. Под впечатлением разрыва я переезжала из города в город, несколько раз меняла работу, и хотя страх, тревога и неуверенность в собственных силах переполняли меня, приходилось как-то жить и работать. До поры до времени мне удавалось оставаться в физически и эмоционально комфортной для меня зоне.

Когда мне исполнилось двадцать, меня начал тревожить вопрос, не схожу ли я с ума? Призрак безумия стал для меня в ту пору самой главной угрозой. Я помню, что за многие мили объезжала психиатрическую больницу штата, потому что боялась, что именно там я в конце концов окажусь. Самое интересное, что большинство людей не замечало никаких странностей в моем поведении. Даже мои близкие не знали о моих тайных страхах. Как это типично!

* Когда мы полны тревоги, то кажется, что весь мир топько и депает, что спедит за нами. На самом же депе никто ничего не замечает. Каждый думает о своих проблемах, так же как и мы.

Чувство потери самоконтроля

Я много работала и внешне казалась себе вполне преуспевающей женщиной – уверенной в себе, независимой, самостоятельной. Однако в душе был полнейший хаос. С утра до вечера я была озабочена своим физическим самочувствием. Смогу ли справиться сегодня со своим организмом? Не потеряю ли я контроль над собой во время заседания и мне придется уйти? Не заметят ли окружающие моего состояния? Мои домашние догадывались о этих проблемах, но совершенно не представляли себе их истинного характера и, главное, не знали как мне помочь. Они просто не могли представить себе ничего подобного: ведь в их жизни не было ни страхов, ни навязчивых мыслей.

Примерно в это время я встретила своего будущего мужа. Дэвид был веселым, раскованным, интересным человеком, но более всего меня привлекали в нем абсолютные естественность и свобода. Он ничего не боялся, не перестраховывался. Я же отношусь к женщинам, которые целыми неделями или даже месяцами переживают сказанное о них кем-то. Излюбленная фраза Дэвида звучала^тцк: «Если вы хотите перемывать мои косточки, извольте становиться в очередь!» Мнение посторонних совершенно не беспокоило его.

Иногда эта беззаботность становилась для меня источником разочарований. Его ничто не трогало, в то время как меня тревожила буквально каждая мелочь. Меня прямо-таки бесило в нем то, что я называла бесчувственностью. Но в то же время переполняла зависть. Неужели я не могу быть такой же, как он? Мы были настолько разными людьми, что ему не дано было понять моей тревоги, а я ничем не могла помочь ему в этом. Как можно объяснить, что ты чувствуешь во время приступа панического страха, если сам не понимаешь, что это такое?

Помню, как однажды Дэвид вместе с двумя друзьями подъехал к моему дому на маленьком «Фольксвагене»-жуке. Визит этот оказался для меня совершенно неожиданным. Компания направлялась на фестиваль в Анн Арбор, штат Мичиган, расположенный в двух часах езды от моего дома. Дэвид хотел, чтобы я отправилась с ними. Но едва я только взглянула на крохотное заднее сиденье «жука», как мною овладели тревога и подавленность. Сама не знаю почему, но я не могла заставить себя залезть в машину и, тем более, провести в дороге более двух часов. Я никуда не поехала. На душе кошки скребли. Что происходит со мной? Ведь я всегда была такой независимой, привыкла бывать повсюду и заниматься множеством разнообразных дел. Я чувствовала, что границы моего привычного мира стали постепенно сужаться.

Про собак:  Портал о собаках. Клубы и питомники. Ростов-на-Дону и Ростовская область

Несмотря на мою постоянную тревогу, Дэвид сумел сделать романтическими наши отношения. Он сам был натурой возвышенной и склонной к авантюризму, и в его. представлении суть приключения заключалась в путешествии. Однажды он заказал для нас тур в Мексику. Я пришла в ужас от перспективы полета на самолете, пребывания в чужой стране и вообще от того, что проведу отпуск так далеко от дома. Я впала в панику еще до того, как мы обсудили все мои «что если». А что если я сойду там с ума и никто не сможет понять меня? Что если я потеряю контроль над собой в самолете? Что если меня положат в госпиталь и я не смогу оттуда выйти? Надо ли говорить, что эта поездка была мне далеко не в радость. Постоянным беспокойством я отравила себе все впечатления от поездки. Каждое посещение местных достопримечательностей становилось для меня сущим наказанием. Я не хотела ехать на автобусе, потому что боялась приступов диареи. Лететь на вертолете мне казалось опасным потому, что в случае надобности я не смогла бы выбраться оттуда. Я боялась сидеть на балконе в нашем номере, потому что комната была на двадцать втором этаже. А что если я упаду? Или еще хуже, сама выпрыгну из окна? Какой ужас! Впоследствии я нередко задумывалась, как же смотрел на все это Дэвид? Должно быть, он старался не обращать внимания на мои истерики; веря в мои истинную природу и возможности, он все-таки сумел разглядеть их. Дэвид не находил объективных причин для моих страхов. Когда мы вернулись из Мексики, я попробовала лечиться, но это было не для меня. Мне нужен был кто-то, кто просто рассказал бы, что же меня мучает. Я хотела жить по-другому, но все складывалось не так, как надо. Стала беспокоиться о своем здоровье: может, я умираю от какой-то ужасной болезни? Начала волноваться: может быть, я схожу с ума? Я была озабочена нарушением чувства пространственной ориентации, задумывалась о том, как я вообще буду жить.

Ответ на мои молитвы

Однажды вечером, когда я переживала свои обычные кошмары, Дэвид, чтобы отвлечь меня от тревожных мыслей, предложил пойти куда-нибудь пообедать. Я настояла на том, что ресторан выберу сама и сесть мы должны у самого выхода. В ресторане я ничего не ела, опасаясь за свой желудок. Дэвид же, пока я переживала, сидел и наслаждался бифштексом. Что же со мной? Стану ли я когда-нибудь нормальной? Ночью я лежала у себя в комнате на диване и горько рыдала. Есть ли кто-нибудь на свете, кто испытал то же, что и я, и при этом не сошел с ума или не умер? Можно ли мне вообще чем-нибудь помочь? Неужели мне всю жизнь придется провести наедине со своими страхами? А если так, стоит ли вообще жить? Я боялась жить и боялась умереть. Казалось, что выхода нет.

Наконец, я сделала нечто такое, к чему уже давно не прибегала. Я начала молиться: «Пожалуйста, пожалуйста, помоги мне, – молила я Господа. – Господи, пожалуйста, укадажи мне кого-нибудь, кто пережил подобное. Ответь мне. Помоги мне. Я обещаю служить Тебе всю оставшуюся жизнь». Я не понимала, что говорю, – во мне кричали боль и отчаяние. Я и понятия не имела о том, какое безмерное обязательство только что приняла на себя.

Утром, собираясь на работу, я включила телевизор. В «Ту-дей Шоу» одна из гостей программы рассказывала о чем-то под названием агорафобия. Я слушала ее невнимательно, потому что считала, что агорафобики – это такие люди, которые не могут даже выйти из дома. А я-то могла. Совершенно очевидно, что ко мне это не имело никакого отношения. Я едва прислушивалась к передаче, воспринимая ее скорее как фон, пока вдруг в моем сознании явственно не зазвучало точное описание моих панических приступов, которые я называла «штучки». Я присела на край кровати и как зачарованная уставилась в телевизор. Выступающая описывала расстройства, связанные с повышенной тревожностью, и вызванные ею приступы панического страха. Мною овладел благоговейный трепет. Женщина говорила обо мне, ведь панические приступы, о которых она рассказывала, — это мои «штучки». «Вам можно помочь», сказала она в заключение. Вот ответ на мои молитвы!

Проснись

В то время мне было довольно мало известно о расстройствах, порождаемых тревожностью. В первую очередь я занялась изучением этого вопроса. Я надеялась самостоятельно найти ответы на свои вопросы и помочь себе. Несколько месяцев я провела в библиотеке за чтением научных трудов. Дни и вечера, проведенные в читальном зале, стали началом процесса пробуждения, перевернувшим всю мою жизнь.

Теперь я знаю, что все эти годы страдала не зря. Мне удалось победить свою тревогу, панические приступы и многочисленные фобии. Я верю в то, что жизнь посылает нам различные испытания для того, чтобы благодаря им чему-то научиться и чтобы, используя потом свои знания, сделать мир лучше, помочь тем, кто находится в подобной ситуации.

Сейчас я живу полнокровной, захватывающей, счастливой и спокойной жизнью. Но разве моя жизнь совершенна? Конечно, нет. Испытываю ли я когда-нибудь беспокойство и тревогу? Да, но это уже другое. Раньше я была встревоженной постоянно, я волновалась по самым ничтожным поводам. Теперь нет ничего подобного. Когда у моей сестры обнаружили рак, я испытывала тревогу и беспокоилась, что теряю ее, но тут действительно было о чем тревожиться. Но сейчас, начиная волноваться по каким-то существенным поводам, я могу контролировать свои реакции. И вы тоже можете научиться контролировать мысли, которые определяют ваше поведение. Это убережет вас от того, чтобы самому многократно усиливать свою тревогу.

Люсинда бассет: только без паники

Предлагаем к чтению аннотацию, описание, краткое содержание или предисловие (зависит от того, что написал сам автор книги «Только без паники»). Если вы не нашли необходимую информацию о книге — напишите в комментариях, мы постараемся отыскать её.

Как победить тревогу, страх и панику и обратить их в силу, успех и умиротворенность. Овладев описанными в книге приемами, вы обретете совершенно новые чувства: самоуважение, ощущение доверия, силу и подлинную уверенность в себе, которые навсегда останутся с вами.

Оцените статью
Собака и Я
Добавить комментарий